Аратинд

18

* * *

Я пытаюсь вернуться с небес,
Где нет адресов на конверте,
Где не пахнет ни жизнью, ни смертью,
Лишь безумия призрачный лес.

Ни людей, ни зверей там не жди,
Разве тени сквозь душу проходят,
Но ни света, ни тьмы не приводят,
Да ещё иногда там дожди.

Только нет перемен от дождей.
Одна горечь бесплодных мечтаний,
Одна боль запоздалых метаний,
Один холод непрожитых дней.

Каждый день возвращаюсь с небес,
Но и здесь постоянно блуждаю:
Нет тропинок ни к аду, ни к раю.
Только крылья всё тянут наверх.

Брату

Ты опять говоришь о бессмертье,
Когда столько смертей позади,
Когда, вечность годами исчеркав,
Говоришь им вослед: погоди...

Уходящим прощаешь несчастья,
Не с тобой же случилось, дурак.
Все обиды, все ссоры, проклятья --
Всё прощаешь. И пьёшь натощак.

А потом всё глядишь, не пьянея,
В недоступную тёмную даль.
И записываешь ахинею
В вечно белый и юный февраль.

Крылья

Ангел, утративший крылья,
Вполне способен стать человеком:
По субботам - три кружки пива,
Дважды в неделю - занятия сексом.

Человеку, поднявшему крылья.
Не грозит стать ангелом, что вы.
Тело из глины и гнили
Носит он гордо, словно оковы.

Грязь. Мостовая. Валяются крылья.
Поэт наклонился, поднял.
Ангельское взлетело пылью.
Человеческое — опало сором.

* * *

Я люблю вспоминать то, что не было,
И предсказывать то, что не будет,
И бродить по сплетениям неба,
Разбираясь в созвездиях судеб.

Там, встречаясь с несбывшимся "было",
С опостылевшим "будет" прощаясь,
Словно феникс, в огне унылом
Мимолётного "есть" возрождаюсь.

Всё, что есть, всё, что было и будет -
Только маски на вечном мгновенье,
За метелью из выцветших кружев
Ни вины не найти, ни прощенья.

О кошках и змеях

Кошки и змеи очень похожи,
Только взгляните внимательно в рожи:
Высокомерье, надменность... всё то же,
Что у людей. Только разная кожа.

* * *

Что с жизнью мне делать? Жить.
Пусть лодочник киснет, зевая,
Меж берегами болтаясь -
Зачем же к нему так спешить?
Среди ненаписанных строк
Моя, я уверен, найдётся
И в музыку тихо вплетётся
Судеб, миров и дорог.

Лекарство от жизни

Однажды в букинистическом
Увидел на старогреческом:
"Лекарство от жизни -- книга".
И чьей-то рукой пониже:
"Гарантия вечность. С возвратом.
Ваш патологоанатом."

* * *

Иприт души, что в сумраке блуждает,
Всё отравляет на своём пути.
С отравленного дерева слетает
Последний листик королевства -- ты.

* * *

Из бывшего мы помним небыль
И в вечность не найдём пути.
Лишь шепчем жалобно "прости"
И смотрим, умирая, в небо.

* * *

Для тех, кто разбирается в погоде,
Круглогодично царствует весна,
Когда всё дышит, всё свежо в природе,
И лишь сосульки плачут у окна.

Случается, что сквозь метель и вьюгу
Подснежники увидишь невзначай.
Их, не сорвав, легко отдашь подруге,
(И лишь сосульки плачут: перестань...)

В июньском пекле среди буйства красок
Весны обличие не распознать легко.
Смеётся счастье в хороводе масок
И лишь сосульки плачут далеко.

Страницы

Подписка на RSS - Аратинд