Стихи

У жизни тайны нет...

У жизни тайны нет. У смерти, впрочем, тоже.
Всё так и есть, и было так, и будет.
Рифмуясь, день и ночь поэму судеб
Слагают, столь различных и столь схожих.

У счастья нет причин, как нет у горя.
Лишь тьма и свет, в узор переплетаясь,
Творят мираж геенны, призрак рая
И тают вновь, друг с другом вечно споря.

Хочется

Узнать, как поют поутру макароны,
Всплывая под солнцем в горячей воде.
Как пятна в глазах после ночи бессонной
Шипят, растекаясь по сковороде.

Почувствовать мозг, выкипающий счастьем,
И таянье мыслей, сошедших с вершин.
Безумие в запахе масляной краски
И шёпот провидца в шуршании шин.

Увидеть, как дышат в волнении скалы,
Пытаясь за лунным угнаться смычком,
Как дева в огне засыпает устало,
Спеша земляничным насытиться сном.

* * *

Мой ангел-хранитель, наверно, устал
Таскать свой бумажный меч.
На крыльях у перьев истёрся металл,
Но знанье не скинешь с плеч.

От земли и до неба знакомый путь,
Короткий -- всего лишь в жизнь.
А там, как всегда, отдохнёшь чуть-чуть
И снова к кому-то вниз.

Мой ангел-хранитель, наверх не спеши.
Помятым прикрой крылом,
Перо одолжи -- я ещё напишу.
...А вниз мы слетим вдвоём.

Дороги ваши все уходят в ночь...

Дороги ваши все уходят в ночь
Забвения, что было до и после.
А я впотьмах, всё около да возле
К сиянью дня иду отсюда прочь.

Небытия страшитесь вы, а мне
Существование ваше мнится смертью,
Что дремлет неподкупною сиделкой
У ваших ног и видит вас во сне.

Счастье

Я счастье хлебаю большими глотками -
Едва успеваю дышать.
Реальность моя переполнена снами,
Но вдруг не проснусь опять?

А если несчастья, страданья и беды -
Всего лишь кошмарный сон?
К чему тогда в мире любые победы,
Если проснёшься не в нём?

Я в счастье плыву упоительно-нежном
И знаю: в любом из миров
В любви и разлуке останусь я прежним -
Свободным от всяких оков.

На небе не играют маршей...

На небе не играют маршей. Там
Счастье тихое покоя не нарушит,
Что в радугу обёртывает душу,
Простор давая мыслям и делам.

Там тишина, что слышима в трудах
Неспешных, напряженных и широких,
Тем, для которых не назначишь сроки
В планетных оборотах и кругах.

Там ясному веселью место есть --
Тому, что кроется в любой работе,
Вознаграждения не ждущей, как в полёте
Не ищет птица почести и лесть.

На небе не играют маршей. Там
Нот палитра выглядит иначе.
Там смех извечно сопричастен плачу,
А горечь памяти присуща лишь мечтам.

Автопортрет

Я не узнаю себя в стекле:
Сколько неожиданного пыла!
Словно чёрт рогатый на метле
Посетил во мне сей мир унылый.

За прозрачной гранью я спешу
Всем сполна и вдоволь насладиться.
Всеми чувствами подряд грешу,
Из напёрстка ухитрясь упиться.

Там изящен я и очень мил.
...Отовсюду надо возвращаться.
Но теперь я, глядя в этот мир,
В том не забываю отражаться.

Моё второе "я"

Моё второе "я", как ты всегда право,
Звездою ясною ты ночи освещаешь,
А день порою в полночь превращаешь.
Уйти мне от тебя и скрыться не дано.

Моё второе "я", ты сквозь пучину
Мне мелких будней путь обозначаешь
К тому, чего само порой не знаешь,
К лежащим на поверхности глубинам.

Моё второе "я", смиряюсь пред тобой,
Как исчезают тени в час полудня.
Ведь жить легко, когда уйти нетрудно.
Куда же ты! Не исчезай, постой!..

* * *

Как зеркало, меняется лицо.
Смотрю в глаза, плывущие, как свечи.
Слеза скатилась. Впереди лишь вечер.
Я в раму втиснут весь, заподлицо.

Во тьму смотрю, как в зеркало. Плыву
В глазах, в ночи мерцающих, как свечи.
Но поздно. Позади остался вечер.
Лишь зеркало пустое -- наяву.

Утро вечера

Ты всё же сквозь бури шагаешь и мглу
И мне не понять, до чего ты так жаден.
И в жадности этой порой непригляден...
Стараюсь понять - и никак не пойму.

Ты всё же стремишься куда-то в ненастье,
Всесильем способен сравняться с богами,
И дух твой, подобен предвечному пламени,
Не знает спокойного тихого счастья,

Когда надо мной расцветает заря,
В себе упокоив того сумасброда,
Что к ночи ушёл через море без брода,
И вспыхнул рассветом, мой путь повторя.

Страницы