Стихи

за оконным проемом...

за оконным проемом
будто чьи-то глаза:
то спокойствие в нем,
то из мыслей гроза.
то мелькнет силуэт
мимолетней испуга,
никого опять нет.
в ожидании друга
взгляд в пустое окно
или в чьи-то глаза,
но закрыто оно,
на реснице - слеза...

19.06.2003-19:05.

Весь вечер прождал стихов...

Весь вечер прождал стихов,
А они все не шли.
К списку моих грехов
Ты не причисли
Молчание - я порой
Беззвучно кричу
Кому-то вослед: "Стой!"
Или - молчу.
Смотрю в темный свет
Заоконного мира
Отражения нет.
Было ведь? Сплыло.

28.11-2002-02:06.

О роли сторожей в любви

а что любовь? мне спеть возможно,
как, приближаясь осторожно
к предмету страсти вожделенной,
дрожа поджилкой подколенной
достойный рыцарь как-то ночью
наткнулся вдруг берцовой костью
на сторожа, тот спал, беспечный,
отнюдь не сном отменно вечным.
проснулся он. наш бедный сэр
немедля стал изжелта-сер
пытаясь обьяснить, что он
тут делает, когда все в сон
погружены невинно-сладкий,
в одной набедренной повязке,
да и она, сказать по чести,
была настолько не на месте,
что не скрывала ничего
из оснащения того,
чем был богат достойный сэр:
ему вполне бы мог сам мэр
попозавидовать слегка...
короче, речь была ярка
у сторожа, и стала ночь
для сэра днем. ему невмочь
беседу стало продолжать:
когда-то надо ведь кончать
столь содержательный дуэт
со сторожем, и сэра нет
уж в парке. сторож лишь один
владыка в нем и господин.
а бедный сэр блудливый наш
нам преподносит сей рассказ.

18.11-2002-06:55.

вот это вот чувство полета не в такт...

вот это вот чувство полета не в такт,
я сегодня опять, как и в детстве, крылат,
и стены уходят, раздвигаются вширь
приближается небо...истерто до дыр.
я плыву посредине заплат-облаков,
вновь свободен, как в детстве, от всяких оков,
что придумал себе, заблудившись средь слов,
не проснувшись когда-то в каком-то из снов

13.11-2002-16:58.

все проходит, написано на кольце мудреца...

все проходит, написано на кольце мудреца.
все проходит, вот только не видно лица
все проходит, говорит темнота за окном,
все проходит. но что-то случается в нем -
том, что проходит, и ломается ритм,
и приходит время для новых рифм,
пусть пройдет и оно, все равно:
ушедшее с будущим суть одно

10.11-2002-17:15.

смеюсь мимолетно...

смеюсь мимолетно,
плачу не в такт
певец я залетный,
широкий размах.
рифмы, как пули,
щекочут затылок,
к солнцу ревнуют,
а оно - из опилок.
образы гаснут,
как образа:
здесь молиться опасно -
не вернешься назад.
горло в смертном томленье
перехватит струна,
жить - неслыханное везенье,
а в глазах - седина.
но не мною, о отче,
выбирается путь
так простите...а впрочем,
доберусь как-нибудь.

10.11-2002-12:36.

мы все еще встретимся...

мы все еще встретимся:
творю заклинание,
рифмами слепимся,
облекая незнание
в одежду прозрения
с надеждой на чудо
по беззвучному пению
мы узнаем друг друга.
по обрывкам стихов,
что слагают следы,
головокружение снов
мне покажет, где ты.
солнце вечно неспящих
вдруг взойдет в темноте.
ну и что, что пропащий:
ведь пропащий в мечте...

08.11-2002-01:49.

Я пытался придумать ненаписанный стих...

Я пытался придумать ненаписанный стих,
Я цитировал сотни непрочитанных книг,
Я смотрел в темноту раскаленного дня
И прохлада пустыни ласкала меня.

Я сидел по ночам, под личиною слов
Избавляясь от слишком реальных снов,
Прикрывая банальностью рифм пустоту,
Я реальность творил, да, как видно, не ту.

Мне приснилось: я встал и пустою рукой
Написал на бумаге стихи. Золотой
Исходил от них свет. А наутро я встал:
Белый лист на столе, как обычно, лежал.

18.10-2002-02:52.

и так неясно. внешность так туманна...

и так неясно. внешность так туманна,
а то, что будет, неизвестно ныне.
на небесах закончилась вся манна,
пророки на пайке. полно стрихнина
на языках прохожих. в душу
теперь уж не зайти, как встарь,
когда-то... ты присядь, послушай...
ушел. лишь я, как пономарь,
бурчу прогнозы, рассыпаю манну,
а жизнь, как встарь, божественно туманна.

16.10-2002-18:22.

Я погружаюсь в тишину...

Я погружаюсь в тишину
Hочной поры. Я возвращаюсь
К неизменившемуся сну,
Былой бессоницею маясь.
Я погружаюсь в голоса
Из прежних дней. Мой слух тревожен.
И снова чудятся глаза
Мне за стеклом. Мир огорожен
Лишь паутиной темноты
И вкусом давнишнего хлеба.
Глаза в глаза - "Я жив, а ты?"
Я засыпаю. Здравствуй, небо.

26.09-2002-02:44.

Страницы