Стихи

Омут

В тихом омуте водятся черти, считают.
Я в последнее время всё больше стихаю
И всё больше покоя вокруг замечаю,
Что же водится там, в моём омуте тайном?

Вот и ветер уже не шуршит камышами,
И не скрипнет сучок под моими ногами,
Соревнуется водная гладь с зеркалами,
Что же всё-таки я про себя замышляю?

Может, мне и не биться над этой загадкой?
Буду в омуте тайном купаться украдкой,
Иногда убегая от сытости сладкой...
Только знаю, и это не просто догадка:

Я вернулся в то место, откуда я родом,
Где на глади воды лежит гладь небосвода.
И не зря так лесные торжественны своды --
Это блудного сына встречает природа.

Всё просто

Ах, это, кажется, так просто:
всё в жизни сделать неспроста,
чтоб и в случайном отголоске
звучали чисто голоса.

Пройти легко, с улыбкой ясной,
чуть задержаться у дверей,
шепнуть: "Всё было так прекрасно",
и в путь уйти, что всех древней.

Ведь находились те, кто смели
так жизнь свою шутя прожить,
но должен Моцарту Сальери
любви дар в чашу положить.

И предложить с улыбкой ясной,
Догнав почти что у дверей:
"За дружбу выпьем, друг прекрасный,
На свете тоста нет древней!".

...Всё в долгой жизни будет просто,
ведь всё, что было, неспроста:
ловить во всяком отголоске
взлетевших в небо голоса.

Ночной шторм

Волна откуда-то идёт,
Накатывает и стихает.
Стихия думает стихами,
Переливаясь в свете звёзд.

Идя из темной глубины,
она в покое неподвижна
и в беспокойстве смысл жизни
не ищет, пряча тень вины.

До берегов дойдя, лишь в них
Молчанье обретает формы,
И рушатся на берег волны,
В покое завершая стих.

Который день…

Который день карабкаюсь по круче
к чему-то, что забыл или не знал.
Да отвлекают всё дела да случаи,
и падаю, как жук в песке, назад.

Всё падаю, а на душе тревожно:
куда ползу, хоть кто бы мне сказал!
И путь тяжёл, и карты нет дорожной,
за мной обрыв, а впереди завал.

Но кажется упорно -- за стеною
всё ждёт меня, не знаю что и сам.
Опять упал -- как больно! -- волком вою,
и снова рвусь навстречу небесам.

Летний дождь

Вода, как женщина: слегка щекочет шею,
потом спускается, чем ниже, тем нежней.
От ласки этой всё во мне немеет,
И я тянусь несмело к ней.

Она мне что-то шепчет очень тихо,
Мне в ухо льёт прохладные слова.
И вот уже немножечко сердита,
что у меня тупая голова.

И речь всё холоднее, и всё хлеще
упреки, хоть давно признал вину.
Я весь в воде: уже не видно плечи,
уже пора идти на глубину.

Любому гневу всё же есть пределы,
вода, как женщина, внезапно отошла.
А я всё думаю, дрожа озябшим телом:
Ну что ж она во мне нашла?

Глаз

Я видел немыслимый глаз,
В нём веком нижним плескалось море,
И верхнее увидел тотчас:
сверкнуло небо предгрозовое.

Зрачком гигантской змеи
мигнула линия горизонта.
Смотрели на нас из дали,
как химик смотрит в реторту.

Один лишь пристальный взгляд
был брошен на землю строгий.
Потом потемнело стократ:
я видел, как плачут боги.

Человек, который боится

Когда человек боится,
он не слышит шепота счастья.
Ему бы остановиться
да переждать ненастье.

Но так человек боится,
что запирает все двери,
ведь что-то может случиться
и никому нельзя верить.

Уже и гроза смеётся
над человеком пугливым,
А он, бедняга, трясётся,
нежный такой, ранимый.

Гроза улетела. Солнце
В теплом кружится вальсе.
К человеку глядит в оконце.
А того уж и нет. Скончался.

Работа - это не фирма...

Работа - это не фирма,
не корпорация, с восьми до пяти.
Слепое блуждание по изгибам
невнятного и извилистого пути.
Чужая душа - потёмки,
но, право же, своя не светлей.
И только шепот негромкий
из-за закрытых плывёт дверей.
Работа - это умение слушать
себя, без праздников и выходных,
Шептать молитву: "пустите в душу,
откройте двери с той стороны".

14.07.2008-21:47.

Нарисую себя

Нарисую себя на асфальте
Пяткой в горячем месиве.
Душа запахла мимозой в марте
И облако уши развесило.

Разрисовал прохожему яму:
Душа глубока и серьёзна.
Правда, мимозу сорвали спьяну.
Проливает облако слёзы.

* * *

Совершенство искал я повсюду, создатель:
Затупилось перо, проржавел насквозь шпатель,
Ослабела струна, вместо голоса хрипы
Где же то, что искал, ответь, вседержитель!

И весь день, и всю ночь, и всю жизнь напролёт
Мне всё снится и снится бесшумный полёт.
Где я крылья оставил на волю ветров?
Всё ищу я дорогу средь розы миров.

Закрываю глаза я в предсмертном томленье,
Пробираюсь на ощупь, бреду сквозь сомненья:
Пусть и стих, и картина, и эхо не вечны:
Но ведь в крылья когда-то расправятся плечи.

Страницы