Большое обсуждение рациональности. Часть 4

Оригинальное название: 
How Bad Is Our Decision Making?

Баланс между точками зрения Прогрессоров и Панглоссиан

Итак, во второй и третьей части мы показали, как исследователи обнаружили расхождения между нормативной и описательной моделями как эпистемической, так и инструментальной рациональности. Эти расхождения рассматривались как реальные свидетельства иррациональности человеческой машины познания. Прогрессоры считают, что подобные расхождения можно уменьшить, применяя подходящие стратегии. Они полагают, что люди в общем не вполне рациональны, однако их можно научить.

В этой же части мы увидели, что многие результаты экспериментов можно интерпретировать как свидетельства высокой рациональности среднего человека. Панглоссиане придерживаются именно такой точки зрения. Прогрессоров и Панглоссиан часто называют мета-теоретиками, поскольку их теории не столько предсказывают частные, конкретные результаты, сколько сообщают специфические искажения последующим интерпретациям этих результатов.

Исследователь Адлер в своём тонком и взвешенном эссе 1991 года (далее Адлер-1991) указывает, что необходим баланс между точками зрения в зависимости от конкретной цели. В конкретной задаче от этого может страдать или точность предсказания, или точность описания. Он демонстрирует это на примере «проблемы Линды». Если имеет место ошибка коньюнкции, то страдает точность предсказания — вероятнее то, что Линда банковский служащий, а не то, что она банковский служащий-феминистка. Чтобы избежать неточности предсказания, следует игнорировать описание личных свойств Линды. С другой стороны, при подобном игнорировании уменьшается точность описания самой Линды, что может сыграть роль при прогнозировании действий именно самой Линды. (Эта дихотомия «точность предсказания vs точность описания» напоминает знаменитый принцип неопределённости Гейзенберга «чем точнее измеряется одна характеристика объекта, тем менее точно измерение другой характеристики».)

Также в Адлер-1991 звучит предупреждение Прогрессорам, что улучшение точности решения сиюминутных задач в долгосрочной перспективе может привести к стратегическому ухудшению (ср. с поговоркой «не видеть леса за деревьями»). Схожим образом предостерегают и Панглоссиан: «стремление к стратегическим целям не должно служить извинением тактических ошибок». Так, долгосрочный выигрыш при вероятностном подходе не отменяет конкретных ошибок в конкретной ситуации и не извиняет их (и на этот случай имеется поговорка «лес рубят — щепки летят»).

Вот предельно краткая выжимка из Адлер-1991: «Если ответы испытуемых выглядят неверно, это не отменяет того, что в какой-то иной системе координат они верны. Аналогично, ответы, верные с какой-то точки зрения, не освобождаются тем самым от критики в иных условиях.» (На мой вкус, здесь Адлер опасно близок к релятивизму, когда «все правы» и в итоге паралич решений.)

Слабость спора Прогрессоры-Панглоссиане в том, что они пытаются оставить лишь одну систему отсчёта из двух, без учёта сильных сторон и «слепых пятен», присущих каждой из сторон.

Панглоссиане убедительно показывают важность эволюции и степень приспособленности, достигнутую благодаря ей. Прогрессорам нет равных в уверенности в том, что люди способны к сознательным изменениям.

Прогрессоры зачастую слишком поспешны в выводах и недооценивают реальные способности интеллекта, выработавшиеся за сотни тысячелетий. Панглоссиане равным образом часто ошибаются в своих оценках приспособленности людей к современной техносреде, для которых эволюционные механизмы банально не успели сформироваться, и игнорируют возможность сознательной коррекции ошибок мышления.

У обоих лагерей в распоряжении одни и те же факты об одном и том же мире, но на первый план в зависимости от убеждений выдвигают разные наборы фактов, оставляя в тени остальные. Для Прогрессоров мир полон ужасов — рушащиеся финансовые пирамиды, отрицатели холокоста, миллиарды долларов, сжираемые шарлатанами от медицины, уважаемые физики, признающиеся в креационизме, финансовые институты, выкидывающие на ветер океаны денег. Таким образом, Прогрессоры обращают меньше внимания на то, на что упирают Панглоссиане — что люди располагают изумительно мощными и прекрасно отлаженными мозгами, отменно вычисляющими частотные характеристики событий, осваивающие новые языки со сверхъестественной легкостью и ориентирующиеся в трехмерном пространстве с невероятной точностью.

В обоих лагерях понимают плюсы и минусы своих позиций, но оценки того, насколько они существенны, сильно различаются. Например, степень приспособленности в результате эволюции механизмов познания к технологическому обществу. Прогрессоры полагают, что эти механизмы то и дело дают сбои, в то время как Панглоссиане считают подобное отношение жутким преувеличением.

В отношении к возможности исправления нарушений когнитивных механизмов также таятся подводные камни. Панглоссиане в своём восхищении мощью человеческого разума упускают возможности исправить кое-какие неточности в его работе. У безудержного прогрессорства также есть своя цена — риск потратить слишком много ресурсов на «исправление» человека вместо того, чтобы как-то изменить его окружение.

Многих задевает мнение Прогрессоров, что в людях полно ошибок — подобная интерпретация исследований в чём-то унизительна. Другие замечают, что доля правды в таких толкованиях всё же — слишком много катастроф в мире обязаны «человеческому фактору» и Прогрессоры думают, что многих из них можно избежать, научив людей лучшим способам думать.

Предположим, что Прогрессоры ошибаются и войны, экономические кризисы, техногенные катастрофы, «пирамиды», религиозный фанатизм, разрушенные семьи — всё это не результат неверных алгоритмов мышления, поддающихся коррекции. Сразу же возникает вопрос: тогда результат чего всё это? В качестве одного из объяснений всех этих несчастий предлагаются различные неразрешимые социальные дилеммы вроде знаменитой «дилеммы заключённого».

Если версия неразрешимых социальных конфликтов недостаточна, существует ещё одно объяснение, ещё менее аппетитное. Инструментальная рациональность есть выбор максимально эффективных способов достижения целей — любых целей. Если мир полон катастроф несмотря на то, что люди эффективны в достижении целей (как считают Панглоссиане) и отсутствуют неразрешимые социальные конфликты, то у нас остаётся лишь удручающий вывод: огромные массы людей эффективно достигают поистине адских целей. В первой части мы указали, что «тонкая» теория рациональности приводит к своеобразному пониманию и оправданию политиков, подобных Гитлеру — они же крайне эффективны в достижении целей! Совместить несомненный факт ежедневных несчастий разного калибра и воззрения Панглоссиан на человека как на нечто предельно рациональное можно, лишь предположив наличие множества «рациональных Гитлеров», крайне эффективно достигающих свои дьявольски деструктивные цели. Это предположение, по иронии судьбы, приводит нас в куда менее благостный мир, чем изначально считали Панглоссиане. Некоторая присущая людям иррациональность выглядит куда меньшим злом, чем мир, наполненный подобными эффективными рационалистами.

Таким образом, большой спор между Прогрессорами и Панглоссианами выглядит нескончаемым. Но что если попробовать выйти за рамки этого противостояния? Удастся ли увидеть ту перспективу, в которой, возможно, сходятся непересекающиеся позиции обеих сторон? В пятой части я предложу подобную теорию. Сейчас же нам осталось обсудить важный класс свидетельств, имеющих значение для этой теории.

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
CAPTCHA
This question is for testing whether or not you are a human visitor and to prevent automated spam submissions.