Большое обсуждение рациональности. Часть 2

Альтернативные интерпретации угадывания вероятностей (probability matching)

Probability matching адекватно и коротко перевести на русский сложно. Речь о стремлении угадать вероятностей появления всех событий вместо следования самому частому.

Напомним: в эксперименте, где красная или синяя вспышка следовали в соотношении 70:30, испытуемые стремились предсказать появления и красной, и синей вспышки, в результате результаты были значительно хуже, чем если бы они постоянно ставили на красную вспышку.

Было проведено огромное множество экспериментов, в том числе на животных. Эксперименты показали, что данное поведение присуще всем, является всеобщим.

Оптимально ли подобное угадывание вероятностей в ситуациях выбора, рационально ли? Достаточно большое число исследователей полагают, что данное поведение оптимально, особенно если рассматривать его с точки зрения выживания вида в целом. В естественных условиях большинство животных перемещается туда, где больше еды, и трудно ожидать, что обилие еды продержится сколько-нибудь долго. Если все идут туда, где еды много, то всем достанется по чуть-чуть, а отнюдь не вдоволь. В подобной ситуации угадывание вероятностей выглядит оптимальной стратегией выживания вида — кто-то пойдёт туда, куда не пойдёт большинство, и может получить больше еды на одного едока и повысить шансы на выживание.

В условиях непредсказуемых катастроф подобное «нерациональное» размытие решений отдельных особей страхует вид от полного вымирания в случае, когда большинство попадает в какую-то маловероятную катастрофу (нерациональное разнообразие решений иногда полезнее рационального единообразия).

Альтернативные интерпретации искажающих убеждений при логических построениях (Belief Bias in Syllogistic Reasoning)

В предыдущем разделе не был рассмотрен аспект эпистемической рациональности, связанный с неразрывностью цепей убеждений в сетях знания. Человек должен уметь выводить новые убеждения из набора уже имеющихся. Если такой вывод приводит к противоречиям, то это, как правило, признак несогласованности исходного набора убеждения. Рассмотрим теперь частный случай подобного противоречия — искажающие убеждения при логических построениях, или стремление делать выводы, опираясь не на логику, а на сопутствующие убеждения.

Рассмотрим силлогизм:

  • предпосылка 1: всем живым существам нужна вода;
  • предпосылка 2: розам нужна вода;
  • вывод: розы — живые существа.

Верен ли этот ли этот логический вывод? Не читайте дальше, пока не сформулируете ответ.

Если вы похожи на 70% студентов университета, решавших это задачу, вы ответите «да, верен» — и ошибётесь. Из того, что всем живым существам нужна вода, не следует, что все, кому нужна вода — живые существа.

Это будет понятнее на другом силлогизме:

  • предпосылка 1: всем насекомым нужен кислород;
  • предпосылка 2: мышам нужен кислород.
  • вывод: мыши – насекомые.

Он, очевидно, неверен.

Если «силлогизм мышей» настолько очевидно неверен, что делает логически эквивалентный «силлогизм роз» столь трудным? Трудность в том, что вы знаете, что розы живые и что им нужна вода. Однако логическая правильность не имеет отношения к вашим знаниям, а лишь требует, чтобы вывод следовал из предпосылок. Вывод «розы живые существа» соответствует реальному миру и затрудняет осознание неверности силлогизма. Вывод «все мыши насекомые» не соответствует реальному миру и облегчает осознание неверности силлогизма.

Эффект влияния знаний, не указанных в задаче, в случае с «силлогизмом роз», так велик, что правильно разрешить его смогли лишь 32% опрошенных студентов.

»Проблема роз» иллюстрирует одно из фундаментальных вычислительных искажений человеческого разума — уже имеющимся знаниям присваивается очень большой вес и они буквально «давят» в процессе решения задач. Эти априорные знания влияют даже тогда, когда человеку явно сообщают о необходимости их игнорировать — настолько весом их вклад и столь тяжело их «отключить».

Разумеется, в огромном большинстве случаев такая эвристика преувеличения веса уже имеющегося знания скорее полезна. Однако существуют ситуации, в которых её следует отключать, иначе последствия будут крайне болезненны.

Данное свойство разума иногда называется «проекцией убеждений». Исследования показали, что оно проявляется при решении самых разнообразных задач.

Один из видов проекции убеждений виден на следующем примере. Участников попросили оценить эффективность лекарства в гипотетическом эксперименте. Им сообщили, что:

  • 150 человек принимали лекарство и не излечились;
  • 150 человек принимали лекарство и излечились;
  • 75 человек не принимали лекарство и не излечились;
  • 300 человек не принимали лекарство и излечились;

В данном случае, поскольку контекст вопроса был для большинства участников нейтрален, они легко поняли, что лекарство не только неэффективно, но и попросту вредно.

Однако легко представить менее нейтральный контекст. В другом исследовании участников просили оценить результаты экспериментов по изучению связи между наличием братьев и сестёр и социальными навыками∴

  • 150 детей росли с братьями-сёстрами и не были социализированы;
  • 150 детей росли с братьями-сёстрами и были социализированы;
  • 75 детей не росли с братьями-сёстрами и не были социализированы;
  • 300 детей не росли с братьями-сёстрами и были социализированы;

Теперь участникам (которые в целом хорошо относились к идее наличия братьев или сестёр) было намного труднее принять результаты эксперимента, говорящие о том, что наличие братьев или сестер плохо влияет на социализированность. Как и в «силлогизме роз», априорное знание автоматически окрашивает воспринимаемые данные.

Исследования показывают, что если люди уверены в наличии связи между двумя явлениями, они непременно увидят её даже в тех данных, что говорят об обратном. К сожалению, в реальном мире это проявляется в том числе в весьма щекотливых ситуациях. Например, многие врачи продолжают верить в так называемый «тест Роршаха», когда на основании того, что человек видит в бессмысленных цветных пятнах, делаются выводы о его психике. Исследования не выявили никакой связи между этими явлениями, но врачи продолжают верить в «тест Роршаха» и потому находят ему всё новые «подтверждения».

Несомненно, в современном обществе есть ситуации, в которых необходимо обрабатывать свидетельства, не проецируя на них свои убеждения (хотя бы в юриспруденции). Многочисленные теоретики тем не менее доказывают, что восприятие проекции убеждений как искажения иногда маскирует тот факт, что это может быть также и полезно: «…неверные убеждения отравляют наше восприятие нового. Но тот же механизм укрепляет восприятие нового, если весь предыдущий опыт точен…»

Этот аргумент — в естественных условиях, когда большинство наших убеждений точны, проекция их на новые данные ускоряет накопление знаний — кочует по литературе по когнитивистике. Это, конечно, имеет смысл, если у нас есть большой набор точных убеждений, связанных с реальностью. Однако, среди моря неточных убеждений ситуация начинает выглядеть иначе.

Ещё одна разновидность этого же аргумента указывает на то, что убеждения образуют взаимозависимые цепи и пересмотр любого убеждения в зависимости от наблюдений приводит по цепочке к пересмотру многих других убеждений. Столь дорогая операция в условиях, когда бОльшая часть убеждений верна, бессмысленна и потому не могла возникнуть в процессе эволюции.

Суммируя: гипотеза полезности проекции убеждений требует наличия большого количества точных и достоверных убеждений. Если это условие выполнено, то проекция убеждений весьма рациональна.

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
CAPTCHA
This question is for testing whether or not you are a human visitor and to prevent automated spam submissions.